Школа Уданпай берёт своё начало в овеянных легендами даосских монастырях, расположенных одном из живописнейших районов Китая – горах Удан. Так уж сложилось, что носителей аутентичной монастырской традиции и в самом континентальном Китае на сегодняшний день немного, а за его пределы с середины двадцатого века это искусство не распространялось вовсе. Путь, которым сегодня знания даосов пришли в Россию, также достаточно необычен. Во всяком случае, пожалуй, не типичен на фоне обычных путей, на которых происходят встречи Востока и Запада. Это и не торговый путь, по которому Восток (и Китай, в частности) шёл на запад; и не то извечное любопытство, которым были наполнены взгляды, обращённые на восток.
   Мастер У Сюй приехал в Россию в 1992 году с одной основной целью: восстановить преемственность культурно-этнической традиции в китайской диаспоре одного из российских регионов. Диаспоре, имеющей достаточно давние, ещё доревлюционные корни, ослабевшие в бурные революционные годы; да и впоследствии, непростые отношения с Китаем, повисший на десятилетия «железный занавес» не давали возможности традиции подпитываться от исторических корней. И, с уходом стариков, она стала угасать. То есть, приезд мастера не был напрямую связан с волной интереса к восточным, в том числе и китайским боевым искусствам, оздоровительным практикам, хотя и практически совпал с ней по времени.
    Будучи преемником в 13 поколении своего учителя – мастера Вэнь Шиляна – до 2005 года мастер У Сюй практиковал в качестве врача традиционной китайской медицины, передавая знания лишь узкому кругу людей, по просьбе которых он и приехал в Россию. Ведь и в Китае сам мастер Вэнь Шилян не столько распространяет знания и приобщает кого-то к традиции, сколько лечит обращающихся к нему с различными недугами, совершая регулярные путешествия по Китаю с севера на юг и обратно. Возглавляемый им Центр исследований уданского ушу и цигун работает под эгидой государства, в то время как многие подобные центры были закрыты после известного запрета на деятельность приверженцев системы Фалуньгун.     Лишь совсем недавно, прожив к тому времени в Москве уже три года,мастер У Сюй стал открывать для всех, чей интерес искренен и кому не занимать упорства, многовековой опыт, накопленный в горах Удан.
    Сегодня, в основном, известны трансформации (безусловно, созданные Великими Мастерами, но всё же трансформации) таких понятий как «у син» (положенного в основу стиля синъицюань), «инь-ян» (тайцзицюань), «багуа» (багуачжан). Это позволяет среди специалистов бытовать мнению, что эти стили и положенные в их основу принципы к горам Удан и их практикам отношения не имеют, поскольку сами эти Великие Мастера зачастую жили в местах, географически удалённых от уданских монастырей.     В этой связи хотелось бы ещё раз подчеркнуть оригинальность традиции, которая наглядно показывает универсальность данных принципов; универсальность, позволившую каждому из них стать отдельным направлением гунфу. В то же время, на занятиях у мастера У Сюй, наблюдая и практикуя вместе с ним старые уданские формы и методы, убеждаешься, что традиционное мастерство монахов гор Удан существует; оно живо в наши дни, и именно оно стало источником вдохновения и работы для многих «народных мастеров, от которых ведут свою историю семейные школы, получившие сегодня в Китае широкое распространение. Практика доказывает это лучше всяких исторических исследований (хотя и последние представляют большой интерес).
    Без ложной скромности, уникальность того пути, по которому школа Уданпай развивается в России, заключается и в том, что живя в нашей стране уже почти пятнадцать лет, мастер У Сюй может адекватно перевести и объяснить сложные понятия, присутствующие только в китайской культуре и не имеющие аналогов в русском языке. Те, кому приходилось общаться с китайскими мастерами, оценят это по достоинству. Кроме того, сегодня рядом с мастером – несколько личных учеников, занимающихся с ним практически с первых дней его пребывания в нашей стране. Они – свидетельство того, что традиция прижилась и развивается; что традиция универсальна и «даёт всходы», помогает людям не только в Китае, но и в России с её поликонфессиональной палитрой. И не в последнюю очередь важно, что ученики, продолжающие дело мастера – залог серьёзности намерений и непрерывности занятий, рассчитанных на долгую перспективу.
    Перспективу, которая не должна пугать, а, скорее, завораживать, рождая живое любопытство. Естественно, эти знания приносят плоды пропорционально приложенному усердию. Но, главное – они призваны помочь человеку в его повседневной жизни, чем бы он ни занимался; не вырывая его из привычного течения, не требуя чего-то сверхъестественного, а дополняя его жизнь, придавая ей новые краски. Так было и в старом Китае с его мощнейшей традицией народного гунфу, находившей массу приверженцев в самых разных слоях общества. Ведь здоровье тела и жизнерадостность, добросердечие духа всегда останутся ценностями, к которым стремится каждый из нас.